Наказания за февральские погромы в Казахстане начали с осуждения дунган. «Титульных» подстрекателей среди задержанных нет

Суббота, 25 Апреля 2020

Карантинные мероприятия в связи с коронавирусной пандемией потеснили в памяти трагические события февраля этого года, произошедшие в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана. Жесткие ограничения на передвижение, предпринятые властями в местах компактного проживания дунган, теперь дополнены еще более суровыми мерами из-за трех случаев заражения опасной инфекцией. Во многих местах установлены блокпосты и теперь в район трудно как въехать, так и выехать из него. 

Однако точка в самых кровавых межнациональных столкновениях в новейшей истории страны еще далеко не поставлена. Обещания чиновников обнародовать окончательные данные по уголовным делам и их участникам в ближайшем будущем, то ли из-за чрезвычайной ситуации с распространением коронавируса, то ли по каким-то другим причинам, похоже, откладываются в долгий ящик.

«Массовые беспорядки»

Напомним, в результате жестоких погромов («групповой драки из хулиганских побуждений», как предпочитают именовать их местные власти), произошедших 7-8 февраля в ряде поселков, в основном населенных дунганами, - Масанчи, Сортобе, Аухатты, Булар Батыр и Каракемере – погибли 11 местных жителей, осиротел 21 ребенок. 192 человека были травмированы, в том числе 19 полицейских. Повреждено и сожжено 168 жилых домов (у 103 из 778 пострадавших семей имущество сгорело дотла), 122 автомашины, уничтожено более 20 коммерческих объектов и 122 единицы автотранспорта (сведения из разных источников отличаются друг от друга). В одном только Масанчи материальный ущерб от погромов оценивается в 1,7 миллиардов тенге ($3,9 миллиона). Согласно официальным данным по состоянию на конец марта, были задержаны несколько десятков участников и провокаторов, заведено порядка 120 уголовных дел, в том числе 11 по фактам жестоких убийств. С санкции суда взяты под стражу 7 человек.

Фото Петра Троценко. Радио Свобода

Фото Петра Троценко. Радио Свобода

18 марта суд осудил первых задержанных (ими оказались дунгане), признав их зачинщиками происшествий, спровоцировавших дальнейшие кровопролитные события. 5 февраля в селе Сортобе Кордайского района в результате дорожной ссоры пожилому аксакалу-казаху будто бы были нанесены травмы со стороны молодого человека дунганской национальности. А 7 февраля один из жителей этого села, находясь за рулем автомашины, не подчинился требованиям сотрудника полиции остановиться и уехал к своему дому, где участвовавшие в погоне полицейские подверглись нападению водителя и его родственников. Итог – трое братьев-дунган Воингуй получили по 1,5 года тюремного срока каждый. Случившееся, по мнению местных чиновников, включая судей, - «исключительно бытовой конфликт». В интернете, правда, писали, что полицейские вымогали у братьев 100.000 тенге ($230), но в МВД это отрицают (хотя понятно, что милицейское начальство вряд ли при этом присутствовало).

Как бы там ни было, но вызывает недоумение уже то обстоятельство, что едва ли не главными виновниками «кордайских событий» были назначены сами дунгане. При этом в терминологии надзорных представителей Генеральной прокуратуры Казахстана отсутствуют слова «погром» и «погромщики», повсеместно заменяемые на более безобидные «массовые беспорядки» и «массовые драки».

Виноваты дунгане?

В свете упомянутого выше судебного приговора в определенном свете воспринимаются заявления президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева во время его рабочей поездки в первый день марта на место трагических событий. В ходе встречи с членами пострадавшей дунганской общины он призвал собравшихся «сделать правильные выводы из случившегося в Кордайском районе». Неоднократно подчеркнув необходимость «уважения казахского языка и государственных символов Казахстана», президент напомнил собравшимся о необходимости «воспитывать молодежь с уважением к культуре каждого народа». Выходит, в нападении толп погромщиков-казахов на дунганские села виновна «не так» воспитанная дунганская молодежь?..

Токаев, который, как и вся верховная власть Казахстана, в первые часы конфликта не уставал напоминать о его «бытовом» происхождении (стараниями провокаторов переведенном в межэтническую плоскость), а на встрече в Кордае в качестве его основной причины уже назвал «конфликт между двумя криминальными группами из-за контроля над источниками незаконных доходов». И неожиданно заявил: «Надо положить конец досужим разговорам о том, что казахи безответственны и ленивы».

Глава государства призвал дунганскую молодёжь уезжать с целью заработать из Кордайского района в другие регионы Казахстана: «На севере у нас есть плодородные земли. Почему мы должны оставаться на одном месте? (…) Север, запад, юг, восток - везде для ваших детей открывается возможность работать и зарабатывать деньги». Эти слова можно расценивать как желание «раздробить» дунганскую общину.

А знает ли казахский нацлидер, что у дунган ежегодно возникают проблемы с арендой посевных земель (многие занимаются выращиванием лука), что «титульные» их практически не допускают в сферу выгодной розничной торговли? Вряд ли. Да и жаловаться президенту свыкшиеся с дискриминацией люди, скорее всего, не станут.

За доказательствами далеко ходить не надо. В ходе того самого исторического визита президента почётный гражданин Кордайского района Шисыр Динласон (дунганин по национальности), публично выразив благодарность казахскому народу, в своё время приютившему его земляков, заявил, что «местные дунгане с большим сожалением отнеслись к произошедшим событиям и приносят свои извинения». Спрашивается: за что?

Сетевые «поджигатели»

Однако ни следствие, ни суд ни словом не обмолвились о других «патриотах» - подстрекателях, которые, являясь публичными лицами, своими рассуждениями могли непосредственно повлиять на разгоряченную психику своих сельских сородичей. Немало их, как пишут в казахстанском сегменте соцсетей, восседает сегодня и в высших эшелонах власти, и в парламенте.

«Казахстан объявил себя государством межнациональной гармонии, и вот произошло варварское средневековое побоище, - сказал по этому поводу «Правда.Ру» директор международных проектов Института национальной стратегии России Юрий Солозобов. - Очевидцы говорят о специально прибывших молодчиках с подготовленными бутылками с зажигательной смесью. Согласитесь, для дорожного конфликта никто не заготавливает бутылки с зажигательной смесью, не поджигает дома. Я ориентируюсь на заявление верховной власти, на действующего президента Касым-Жомарта Токаева. Он в своем Twitter сначала сказал, что [это] массовая хулиганская акция, а буквально вчера заявил, что речь идет о целенаправленной провокации при содействии госорганов».

Ссылаясь на видеозаписи в интернете, эксперт считает, что «полиция помогала, чуть ли не охраняла этих погромщиков».

Сильнее всего пострадал поселок Масанчи

Сильнее всего пострадал поселок Масанчи

Среди откровенных националистов, выдающих себя за патриотов, замечены как казахские журналисты-блогеры, юристы, депутаты, так и чиновники из религиозной сферы. Правда, судя по содержанию их рассуждений в соцсетях, все эти радетели за нацию больше напоминают обыкновенных троллей.

Как пишут некоторые казахстанские СМИ, в авангарде поднятой в социальных сетях волны недружелюбия в отношении кордайских дунган оказались также некоторые из членов Национального совета общественного доверия (НСОД), созданного в прошлом году по инициативе президента Токаева «для налаживания общенационального диалога». Но вместо того, чтобы призвать к цивилизованному разрешению конфликта, они стали его раздувать еще больше, окончательно дискредитировав, тем самым сам смысл существования структуры, образованной властями Казахстана.

В качестве примера независимое издание Camonitor обратило внимание общественности на некую активистку Айгуль Орынбек, позиционирующую себя как блогера и правозащитника. «В тот момент, когда воинствующая толпа пыталась «зачистить» село Масанчи, она вроде бы и пыталась остановить тех, кто, поддавшись провокационным рассылкам в мессенджерах, хотел примкнуть к набиравшей обороты «акции устрашения». «Не нужно собираться отовсюду!» - призвала блогерша своей странице в Фейсбуке (по-казахски – ред.). Но делала она это вовсе не для того, чтобы остановить начавшуюся бойню. Свой порыв «правозащитница» мотивировала вполне однозначно: «Думаю, что таразские джигиты уже наказали [их]!».

Возможно, «юрист по образованию», ратующая «за торжество справедливости и закона», и сама не осознает, как мастерски разделяет общество на «своих» и «чужих». Хотя вряд ли: журналисты из Camonitor напомнили, как и ранее Айгуль Орынбек неоднократно отмечалась провокационными заявлениями. Например, она призывала «лишать девушек, выходящих замуж за китайцев, не только гражданства, но и детородных органов», а мужчинам настоятельно советовала «не брать в жены русских женщин, ненавидящих казахов и превращающих их в подкаблучников».

Досталось от издания и известному тележурналисту и по совместительству «нацпатриоту» Асхату Садырбаю. На сей раз он прославился в сети громкой фразой-угрозой «Шаңыраққа қара!» (знай, мол, своё место! – ред.). Это чтобы «чужие» этносы, проживающие в Казахстане, не забывали, «кто в доме хозяин».

По утверждениям журналистов, еще дальше пошел известный религиовед, доктор философии Кайрат Жолдыбайулы. В контексте «кордайских событий» он высказался, как отрезал: «титульным» позволено то, что не позволено «пришлым». Судя по оставленным в Фейсбуке записям, в картине мира теолога слишком всё очевидно.

«Вчерашние (в ночь на 8 февраля – ред.) действия казахских джигитов можно понять. То, что копилось внутри, вышло наружу. Хулиганство дунганской молодежи было вызвано тем, что они никого ни во что не ставят. С виновных надо спросить по всей строгости закона. Оказывается, они (видимо, имеются в виду дунганские старшины - Camonitor) попросили прощения у аксакалов. Но кроме извинений, им нужно с малолетства учить свою молодежь уважать казахский язык, не забывать, под каким шаныраком (конструктивный элемент, увенчивающий купол юрты в виде решетчатой крестовины, вписанной в круг – ред.) они живут. Нужно, чтобы все диаспоры извлекли уроки из вчерашних событий и вели в этом направлении воспитательную работу. А от властей мы требуем, чтобы они не привлекали к ответственности казахскую молодежь, участвовавшую во вчерашних событиях», - цитирует издание религиоведа, который, не дожидаясь ни выводов следствия, ни специально созданной комиссии, уже назначил виновных и «зачитал» громкие обвинения в адрес целой диаспоры.

«И какой, интересно, урок должны извлечь все диаспоры из кровавого конфликта, если наказать одних и освободить от ответственности других? Что они в своей собственной стране вне закона?» - пытается понять издание.

Длинный ряд вопросов, касающихся дунган и обращенных к представителям государственной власти, привел в своем отчете после поездки в Кордай в составе правительственной комиссии и депутат Мажилиса, председатель Ассоциации организаций ветеранов войны в Афганистане «Qazaqstan Ardagerleri», председатель «Федерации военно-патриотических спортивных клубов Казахстана» и автор книги «Нурсултан Назарбаев. Золотой век» Бахытбек Смагул.

«1. Как так получилось, что дунгане на 30-м году Независимости не служат в казахстанской армии, не исполняют воинский долг перед Отечеством-Казахстаном, не приносят присяги? 2. Почему дунганские мечети и муллы не подчиняются Духовному управлению мусульман Казахстана, как все остальные мечети страны? Уағызы (проповеди – ред.) произносятся ТОЛЬКО на дунганском языке, - казахи их не понимают. Почему не применяется госязык страны? Или мечети у нас только для определенной национальности? 3. Почему дунгане не празднуют Наурыз - государственный праздник страны? Не говоря о том, что они не изучают и не владеют государственным языком. 4. Почему дунганские дети не посещают школу, грубят и говорят учителям, «если хочешь нас учить, приходи в поле и учи»? 5. Почему дунгане Масанчи (95% населения) затрудняют казахам ездить по центральной улице поселка? Из-за чего и произошел конфликт. (…) Все вы просто ошибочно думали, что казахи это будут терпеть вечно. Такая ситуация просто должна была когда-то взорваться. Почему ответственность должна лежать на «нашем народе», если вы за 30 лет не обеспечили элементарного равенства граждан перед законом, более того, даете определенной этнической группе привилегии? А как обстоят дела с другими этническими анклавами - таджикскими, узбекскими, уйгурскими?» – негодует слуга народа (перевод с казахского языка).

Фото Асылхан Мамашулы. Радио свобода

Фото Асылхан Мамашулы. Радио свобода

Но впереди всех по степени агрессивной риторики оказался еще один казахский общественный деятель, специалист по международным экономическим и политическим отношениям Мухтар Тайжан. Год назад именно он разжигал националистические страсти по отношению к армянам, после того как в драке после ранения в ногу погиб один из её участников, этнический казах.

Его публикации в Фейсбуке насквозь пропитаны оголтелым шовинистическим духом, особенно, когда они касаются нацменьшинств: «Насколько я знаю свой народ (да я и по себе сужу), такие погромы должны были быть спровоцированы каким-то серьезным оскорблением, возможно, накопленным годами возмущением. (…) Обращаюсь к диаспорам. Да, официальная идеология все эти годы твердила вам о толерантности, добродушности и мягкости казахского народа. Это так. Но только по отношению к друзьям и гостям. По отношению к врагам мы были всегда жестки и воинственны. (…) Друзьями мы готовы быть всегда, но без наглости и посягательства на наш очаг, шанырак и язык. В этом случае всё будет очень жестко и без компромиссов (запись от 8 февраля – ред.).

В записи от 13 февраля «борец за народные права» угрожает невидимым врагам: «По себе знаю, казахи о-че-нь терпеливый народ. Его приветливость, воспитанность, мягкость многие принимают за слабость. Но не зря говорят, - бойся гнева терпеливого человека. Не надо доводить до точки кипения».

И – пугающее своим цинизмом резюме: «Я думаю, что сегодня правительству нужно отказаться от нереальной идеи вернуть дунган в это село обратно. Иначе будут следующие побои и новые жертвы. (…) Нужно исходить из реалий: после того, как пролилась кровь, мирного сосуществования казахов и дунган там больше не будет».

Разве после таких выступлений махровых околовластных националистов не становится страшно за малочисленные этнические диаспоры, которым откровенно намекают на то, что с любым «не усвоившим урок» может произойти приблизительно то же самое?

И дело отнюдь не в языке: случались и раньше конфликты – скажем, с узбеками и уйгурами в поселках Южно-Казахстанской области, говорящими по-казахски не хуже самих казахов. Не спасло отменное знание языка от разъяренной толпы в ночь на 8 февраля и несчастного учителя казахского и информатики средней школы №17 села Сортобе Малика Ясырова. Потому что он, как и остальные погибшие дунгане, оказывается, «жил на нашей, казахской земле, лучше, чем коренные жители».

Вывод неутешителен: пока власть в Казахстане и дальше будет заигрывать с националистами, оставаясь глухой и слепой к угрозам в адрес нацменьшинств, идеи нетерпимости могут превратить страну в один гигантский взрывоопасный очаг межнациональных столкновений и скрытой ненависти. Ведь отношение к неказахам сегодня в этой стране уже таково, что иным политикам из «не титульной» среды приходится скрывать свое происхождение.

Статьи по теме:

Полицейские задержали 25 подозреваемых в участии в дунганских погромах на юге Казахстана. Трое дунган осуждены

Президент Токаев призвал дунганскую диаспору «сделать правильные выводы из случившегося в Кордайском районе

МВД Казахстана три недели скрывает сведения о количестве арестованных погромщиков

Страшные итоги дунганских погромов в Казахстане: полицию – на мыло?

В Казахстане по «делу о кордайской трагедии» задержано три человека. Всего казахи убили не менее 10 дунган

Бытовой конфликт, перешедший в межэтническую плоскость…». В Казахстане анализируют последствия погромов дунган

Межнациональные конфликты в Казахстане: почему они возникают?


Соб. инф.