Казахские националисты вновь требуют лишить русскоязычных сограждан языковых прав

Четверг, 07 Мая 2020

Наблюдая за событиями, связанными с попытками вытеснения русского языка - одного из 6-ти официальных языков ООН - из деловой сферы в Узбекистане и в Казахстане, невозможно отделаться от вопроса: не вызваны ли эти почти синхронные действия разбушевавшимся коронавирусом?. Разница между ними лишь в том, что в Узбекистане за русский язык взялся сам президент Мирзиёев, «спустив» соответствующую команду в Минюст, а в Казахстане – местные националисты.

«Вырвать» русский язык из Конституции

«Убрать из Конституции РК 2-й пункт 7-й статьи («В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык» - ред.)! Принять закон о государственном языке, обязывающий знание государственного языка» - таковы основные требования открытого письма в адрес президента Касым-Жомарта Токаева, опубликованного 13 апреля в газете «Казақүні» («Голос казаха») от имени казахской интеллигенции.

Под обращением в поддержку казахского языка и с требованием лишить русский его статуса спустя два дня подписалось уже более 700 человек, среди которых немало известных в стране публичных личностей, включая самого автора послания - казахскоязычного журналиста и отъявленного национал-трайбалиста Казыбека Исы. (Трайбализм – племенной или этнический сепаратизм; форма групповой обособленности, характеризуемая внутренней замкнутостью и исключительностью, обычно сопровождаемая враждебностью по отношению к другим группам. Изначально характеризовал систему первобытных, неразвитых обществ, позднее понятие расширилось и приобрело новые направления – ред.).

«Примечательно, что это уже не первый раз, когда авторы данной газеты публикуют открытое письмо в поддержку казахского языка. В декабре 2018 года на портале «Казақүні» схожее обращение, по их данным, подписали более 54 тысяч человек. А новое обращение к президенту о пересмотре закона о госязыке по состоянию на 24 апреля 2020 года подписали уже более 100 тысяч человек», - комментирует ситуацию казахский медиапортал Caravan.kz.

Митинг за исключительное право на госстатус для казахского языка

Митинг за исключительное право на госстатус для казахского языка

По мнению журналистов, «эта ситуация вызывает весьма противоречивые настроения в обществе, в некоторых медиа этот шаг уже успели назвать «письмом против русского языка».

«Эта мера очень радикальна. И, я думаю, она не продиктована ничем. Только их желанием самовыразиться, как-то показаться. Я же сам нахожусь в казахскоязычной среде постоянно. И сейчас пошла погоня за хайпом, каждое «племя» пытается перехватить плат, кто из них больше казах, патриот. Но всё это я не считаю какой-то запланированной акцией, а просто глупой деятельностью определенных лиц, которые действительно ищут какую-то славу. И за это место - быть лидером всех националистов - борются разные радикальные элементы и самовыдвиженцы» - цитирует издание лидера казахстанских интернационалистов Бахытжана Копбаева, уверенного, что, «чем радикальнее и катастрофичнее выглядит их предложение, тем оно становится всё популярнее среди радикальной части населения».

«Ко мне обращались многие русскоязычные активисты, и я их всех призываю к спокойствию. Потому что если русскоязычные активисты примут какие-то контрмеры, то эти «якобы казахские патриоты» забудут о всех своих предыдущих действиях, зацепятся за эти факты. Это обыкновенная провокация, которой пользуются профессионалы. Эти действия направлены лишь на провокацию русскоязычных активистов. Сейчас карантин, у всех возможности ограничены, и эти «якобы патриоты» не знают, что придумать, чтобы держать население в напряжении», - считает Копбаев.

«Установить равноправие»

По мнению Копбаева, нельзя утверждать, что казахский язык сегодня как-то ущемлён. И он – «за эволюционный рост казахского языка, никаких насильственных методов быть не должно». Нужно обучать языку, а не заставлять на нем говорить. А тот факт, что в некоторых регионах наблюдается низкий уровень владения казахским языком среди населения, то это, скорее всего, результат коррупционной составляющей – «вся программа на якобы продвижение казахского языка была связана только с финансами». И те, кто в 1990-е усиленно занимался пропагандой казахского языка, сделали огромное состояние, стали долларовыми миллионерами.

«Проблем с языком в Казахстане на сегодняшний день вообще нет. Обязаны говорить на русском/казахском языке только государственные чиновники, а все остальные – нет. (…) Я задавал им [националистам] вопрос: развитие языка ДЛЯ ЧЕГО? Они на этот вопрос не могут ответить. Это просто чисто их русофобское эго. Им не важно, будет ли развиваться казахский язык или нет. Им важно, чтобы русскоязычное население испытывало дискомфорт», - ответил Бахытжан Копбаев.

Что же касается лишения русского языка официального статуса – этого, по его мнению, не произойдет: «Во-первых, это будет дискриминация. Во-вторых, власти на это не пойдут. Поэтому мы - интернационалисты - будем ждать конца этого «шоу», которое ничем не увенчается». (На самом деле русский – самый распространенный языка страны – не имеет официального статуса; подробнее об этом здесь – ред.).

А спустя неделю, 20 апреля, после выступления национал-трайбалистов другая группа активных казахстанцев подготовила свою - диаметрально противоположную петицию – в защиту русского языка, с призывом присвоить ему официальный статус второго государственного языка в Казахстане.

Как пишет Exclusive, со ссылкой на политолога Доса Кошима, «такие действия могут привести к не самым позитивным последствиям».

«Если государство незамедлительно не поднимет уровень государственного языка, не будет принят закон «О государственном языке» (лишающий языковых прав русскоязычных сограждан – ред.), вопрос поддержки и защиты казахского языка народ может взять в собственные руки. Это не входит ни в чьи интересы, поскольку может привести к разладу общества. Также это может привести к опасной ситуации», - заявил аналитик, подразумевая под словом «народ», естественно, только и исключительно этнических казахов.

В тексте этой петиции, в частности, говорится: «Несмотря на то, что к 2020 году население Казахстана более чем на две трети состоит из этнических казахов и несмотря на большой рост востребованности казахского языка во всех сферах жизни страны, русский язык по-прежнему остается средством общения многонационального народа Казахстана. Более 90% (т.е. подавляющее большинство) граждан нашей страны может общаться между собой на русском языке, тогда как на казахском в реальности могут разговаривать менее половины. Документооборот, техническая документация, законодательные акты во всех сферах жизнедеятельности так же ведутся либо на русском, либо на двух языках параллельно и подавляющее большинство текстов переводится с русского на казахский, а не наоборот. То есть де-факто русский язык является ГОСУДАРСТВЕННЫМ языком в Республике Казахстан. …В связи с вышеизложенным, а также ориентируясь на опыт многих развитых стран мира (Бельгия, Великобритания, Канада, Финляндия, Швейцария, Швеция, Индия, Китай и мн. др.), в которых приняты несколько государственных языков, вносим предложение: официально присвоить русскому языку статус второго государственного, для чего внести изменения в соответствующую статью (ст. 7 п. 2) Конституции РК».

Подписантов данного заявления к настоящему моменту оказалось немного, лишь несколько десятков человек – редких смельчаков из числа русских, казахов и представителей других национальностей. В том, что они могут подвергнуться физической расправе со стороны агрессивных националистов, при полной индифферентности властей, сомневаться не приходится.

Опасная тенденция

Удивилась ли власть тому, что в самый разгар эпидемии коронавируса в стране с 18-миллионным населением (где русские, вторая по численности национальная группа, на начало 2020 года составляли 18,85 % от всего населения - 3.512.925 человек, почти одновременно появились сразу две абсолютно противоположные инициативы? Скорее нет, чем да, поскольку за почти 30-летнюю историю независимости перед казахским руководством не раз стояла задача «укрепления статуса казахского языка».

Суть намерения, по содержанию близкого к законопроекту, который узбекский Минюст представил в эти дни для обсуждения – о штрафах за использование в делопроизводстве русского и других языков страны - в соседней республике обсуждалась столь же горячо еще в марте 2018 года.

Тогда бывший президент Нурсултан Назарбаев прямо заявил, что «власть в Казахстане должна разговаривать только на казахском языке».

«Сказано - сделано: уже на следующее утро заседание правительства прошло практически полностью на казахском языке. Пару фраз на русском языке сказал лишь министр образования Ерлан Сагадиев, за что тут же получил виртуальных «шапалаков» (в переводе с казахского – «пощечин») от патриотически настроенного общества. Претензии были ко всему правительству: если никаких проблем с общением на казахском не было - чего вы ждали 26 с лишним лет?» - писала по этому поводу российская «Новая газета».

Впрочем, ревнители казахского языка еще в 2016 году призывали Назарбаева говорить исключительно на нем, и его исторически знаменательное выступление в том же году на родном языке с трибуны Генассамблеи ООН было воспринято бурными аплодисментами (доклад Мирзиёева на русском узбекские националисты, напротив, «освистали»).

Однако после того, как ряд российских СМИ с возмущением пошел в атаку с алармистскими материалами против назарбаевской «рекомендации», казахстанский истеблишмент немедленно отступил: из официальной версии речи Назарбаева исчезло слово «только» (то есть, выяснилось, что в правительстве можно говорить и на других языках), с позиций защитника русского языка выступила дочь экс-президента Дарига Назарбаева, сказав, что «никто еще не отменял русский язык, этого, наверное, и не будет».

Резюмируя сказанное, остается добавить, что при решении любых языковых проблем нельзя слепо идти на поводу у отдельных лиц и групп, пропитанных шовинистическим ядом. Нельзя развивать «свой» язык за счет дискриминации или ущемления носителей других языков – таких же полноправных граждан, как и представители «титульного» этноса. Истории противостояний и столкновений, начинавшиеся с едва заметных бытовых конфликтов, показывают, что одной из главных претензий «титульных» ко всем остальным служит якобы «неуважение» к их языку и к ним самим (в действительности – стремление установить этническое господство). Вспомним, для примера, кровавые погромы начала февраля в селах Кордайского района в том же Казахстане, после которых со стороны казахских националистов высказывались подобные упреки в адрес дунган. Хотя дунгане такие же граждане страны и уважать кого-то в принудительном порядке не обязаны. На наш взгляд, наилучшим решением в данной ситуации послужило бы придание языку этой 40-тысячной общины статуса регионального, в том районе, где она компактно проживает.

Официальных комментариев от власти на предпринятые как сторонниками, так и противниками русского языка, шаги, в том числе и появившуюся ранее, в начале марта, петицию некой Жулдызай Форт-Жумадилдаевой, именующей себя полиглотом, ратующим за национальные ценности, пока не последовало. По мнению этой дамы, ей «стыдно перед иностранцами за то, что казахские чиновники до сих пор общаются на русском языке». Особых откликов это предложение, написанное почему-то на «великом и могучем», судя по всему, не вызвало.

Ясно как божий день, что от устранения из Конституции РК статьи о статусе русского языка никто не выиграет – ни власти, ни общество, которому, хочет оно того или нет, придется коммуцировать с носителями всех без исключения языковых культур. Как говорил когда-то Ленин, «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя».

Статьи по теме:

Наказания за февральские погромы в Казахстане начали с осуждения дунган. «Титульных» подстрекателей среди задержанных нет

Межнациональные конфликты в Казахстане: почему они возникают? 


Соб. инф.