По истечении почти пяти месяцев со дня кровавых февральских погромов в сёлах, населенных дунганским этническим меньшинством в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, уже можно с уверенностью сказать, что правительство этой страны принципиально не желает предавать гласности имена участников массовых преступлений и привлекать их к ответственности. 

19 мая антидискриминационный центр «Мемориал» опубликовал доклад «Кордайский погром: дунгане Казахстана в поисках справедливости», посвященный трагическим событиям в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана в феврале этого года, когда в результате нападения толп казахских погромщиков на пять сел, в которых компактно проживают этнические дунгане, погибли 11 человек, десятки были ранены, повреждено и сожжено 168 жилых домов и 122 автомашины. Однако, подыгрывая распоясавшимся националистам, ответственность за случившееся власти фактически возложили на самих дунган. Об этом говорится в докладе правозащитного центра, который мы предлагаем вашему вниманию. 

Через три месяца после февральского погрома в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана, когда в результате нападений казахских националистов на проживающих там дунган были убиты 11 человек и потеряли свои дома и имущество сотни семей, в пострадавших селах, всё еще окруженных блокпостами, проходят обыски и задержания.  

Наблюдая за событиями, связанными с попытками вытеснения русского языка - одного из 6-ти официальных языков ООН - из деловой сферы в Узбекистане и в Казахстане, невозможно отделаться от вопроса: не вызваны ли эти почти синхронные действия разбушевавшимся коронавирусом?. Разница между ними лишь в том, что в Узбекистане за русский язык взялся сам президент Мирзиёев, «спустив» соответствующую команду в Минюст, а в Казахстане – местные националисты.

Новость о предполагаемых штрафах для госслужащих, не знающих узбекского языка, единственного из четырех крупных языков страны, которому покойный диктатор присвоил статус государственного, вызвала шквал возмущения, в первую очередь, среди русскоязычного населения Узбекистана. 

После распада СССР новые независимые государства Центральной Азии методично используют сконструированные по советским лекалам исторические концепции в качестве главных идеологических инструментов в национальном и государственном строительстве. Советская национальная концепция основывалась на известном сталинском определении нации, привязывавшем её исторические корни главным образом к определённому языку и определённой территории. 

Карантинные мероприятия в связи с коронавирусной пандемией потеснили в памяти трагические события февраля этого года, произошедшие в Кордайском районе Джамбульской (Жамбылской) области Казахстана. Жесткие ограничения на передвижение, предпринятые властями в местах компактного проживания дунган, теперь дополнены еще более суровыми мерами из-за трех случаев заражения опасной инфекцией. Во многих местах установлены блокпосты и теперь в район трудно как въехать, так и выехать из него. 

В виртуальном пространстве Узбекистана – новый скандал с националистической подоплекой. Поводом для него стала нецензурная брань главного энергетика «Лукойл Узбекистан Оперейтинг Компани» Ивана Шилова в адрес местных электромонтеров, грубо нарушивших правила техники безопасности. Как впоследствии выяснилось, ругался он отнюдь не зря, хотя в пылу гнева и вышел за рамки необходимой этики. Однако местных националистов это уже не интересовало:

они обрушили на Шилова, а также на русских и русскоязычных вообще, потоки оскорблений.

В Киргизии в связи с новым уголовным законодательством и введением института пробации будет пересмотрено дело 68-летнего правозащитника Азимжана Аскарова, приговоренного к пожизненному заключению. Эта задача возложена на Чуйский областной суд в Бишкеке. Первое судебное заседание должно было состояться 16 июля, однако в связи с неполным составом судебной коллегии процесс перенесли на 30 июля. В общей сложности по этой же причине состоится пересмотр дел примерно 8,5 тысячи заключенных.

Итогом «языкового» скандала, разразившегося в начале мая, стало то, что узбекские власти вновь предпочли замолчать этот вопрос. Вместо обсуждения предложения по легализации русского языка, о чем группа известных узбекских интеллигентов попросила руководство страны в своем открытом обращении к нему, правительственные мужи ограничились предложением «создать госорган для развития национального языка и повышения языковой грамотности населения», вложив инициативу в руки недавно созданного властями Общенационального движения «Юксалиш» возглавляемого директором Центра «Стратегия развития» Акмалем Бурхановым. То есть, намеренно переключились на другое, не имеющее отношения к высказанному предложению.

Татьяна Закирова и Гульшан Мирзаева, живущие на квартале Ц-5 в Юнусабадском районе Ташкента, летом этого года ставшие мишенями националистических возгласов ректора Университета журналистики и массовых коммуникаций Шерзода Кудратходжаева, наткнулись на глухую оборону представителей правовых инстанций, пытаясь привлечь влиятельного чиновника к ответственности.

Скандал, случившийся с ректором Университета журналистики и массовых коммуникаций Узбекистана Шерзодом Кудратходжаевым, побил все рекорды по количеству просмотров и комментариев в социальных сетях. Но не угас, а быстро перетек с вопроса о безобразном поведении самого чиновника в «национально-языковое» противостояние с негативной экспрессией и открытыми оскорблениями в адрес представителей «нетитульных» национальностей Узбекистана. Разгоряченные националисты требуют, чтобы президент издал указ о принудительном изучении узбекского русскоязычными гражданами страны. При этом руководство Узбекистана хранит молчание, хотя ранее власти разного уровня не раз заявляли о готовности привлекать к ответственности любого, кто посмеет разжигать межнациональную рознь. Отметим, что ничего подобного в стране не происходило с начала девяностых.

Проблема сепаратизма или, иначе говоря, стремления тех или иных народов к самоопределению, сегодня в фокусе всеобщего внимания. После недолгого затишья об этом заговорили и каракалпакские оппозиционеры. В сентябре 50-летний Аман Сагидуллаев, один из руководителей движения «Алга, Каракалпакстан» («Вперед, Каракалпакстан»), разместил на сайте БДИПЧ/ОБСЕ обращение с просьбой помочь наладить диалог с властями Узбекистана для предоставления жителям Каракалпакстана возможности самим решить свою судьбу (в настоящее время статья по этой ссылке уже недоступна).

В сентябре-октябре этого года исполняется 75 лет с начала массовой депортации советских немцев. 28 августа 1941 года, через два месяца после начала войны с Германией, Президиум Верховного Совета СССР издал указ о переселении немцев Поволжья в Казахстан и Сибирь. Формальной причиной для этого было названо наличие среди них «тысяч и десятков тысяч диверсантов и шпионов», что было очевидной ложью.

Мы продолжаем публиковать воспоминания этнических немцев, семьи которых оказались в Узбекистане после того как в 1941 году немецкая община СССР, проживавшая в европейской части страны, - более 800 тысяч человек - была насильственно депортирована в Казахстан, Сибирь и Среднюю Азию.

18 мая крымские татары всего мира в 70-й раз отметили День памяти и скорби. Начиная с этого дня в 1944 году, советские власти в течение трех суток насильственно выселили из своих домов в Крыму около 200 тысяч татар, более 150 тысяч из которых в товарных вагонах было вывезено в Узбекистан. Но в этом году отмечать юбилейную дату здесь негласно запретили.

Мы продолжаем публикацию историй этнических немцев, семьи которых во время Второй мировой подверглись насильственной депортации и последующей мобилизации в так называемую трудовую армию – по сути на каторжные работы. После войны многие из них были отправлены в Ангрен для работы в промышленности, строительстве и в шахтах по добыче урана.

За сухими фактами документальных сообщений сложно прочувствовать и понять трагедию депортированного народа. И уж тем более неприметна судьба отдельных семей и отдельных людей, собственно, этот народ составляющих.

История ангренских немцев – это и неотъемлемая часть истории этого города, и, шире, часть истории всего немецкого населения СССР, угодившего в жернова репрессий.

Пятого апреля полумиллионная община этнических корейцев, живущих в странах бывшего СССР, отметила родительский день, один из трех дней в году, когда, согласно древним поверьям, следует посещать кладбища, приводить в порядок могилы близких и выполнять поминальные обряды.