Архив новостей

Жаслык перепрофилируется: вместо заключенных здесь будут держать подследственных

Понедельник, 05 Августа 2019

Второго августа опубликовано постановление президента Узбекистана Шавката Мирзиёева «О ликвидации специализированной колонии по исполнению наказания №19 Министерства внутренних дел Республики Каракалпакстан». 

Его основные пункты: 

«Согласиться с предложениями Министерства внутренних дел Республики Узбекистан о: ликвидации специализированной колонии по исполнению наказания №19 Министерства внутренних дел Республики Каракалпакстан, расположенной по адресу: Республика Каракалпакстан, Кунградский район, поселок Жаслык (далее СКИН №19); передаче Следственному изолятору №2 Министерства внутренних дел Республики Каракалпакстан, расположенному в городе Нукусе, зданий, сооружений и имеющегося имущества СКИН №19».

«Министерству внутренних дел Республики Узбекистан: …в месячный срок организовать направление осужденных СКИН №19 в другие колонии по исполнению наказания органов внутренних дел в соответствии с видами режимов, назначенными судом».

Заключенные в Жаслыке. Фото AP

Заключенные в Жаслыке. Фото AP

Заметим, что, несмотря на общую радость по поводу закрытия Жаслыка, колонии, расположенной в нескольких километрах от одноименного поселка в Каракалпакии (по-каракалпакски это слово означает «Юность»), и считающейся самой страшной в Узбекистане (как в соседнем Туркменистане – Овадан Депе), она не закрывается, а просто передается другому ведомству - теперь сюда будут отправлять подследственных. Благо, в регионе, в связи с подспудным движением за независимость, их более чем достаточно.

Примечательно, что в президентском постановления без обиняков говорится, что это делается ради улучшения имиджа:

«В целях …продвижения позитивного имиджа страны на международной арене в соответствии с задачами, определенными Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017-2021 годах…».

Комиссия США по международной свободе вероисповедания еще в апреле рекомендовала узбекским властям закрыть Жаслык, где содержится большинство заключенных, обвинённых по религиозным мотивам.

Но постановление о ее «ликвидации» вышло только через три месяца. Дело в том, что все свои «реформы» Мирзиёев осуществляет вынужденно, когда того или иного уже нельзя не сделать. В связи со сносами недвижимости граждан, осуществляемыми по его указанию и под его личным прикрытием, его рейтинг рухнул столь стремительно, что хор подобострастных восхвалений в интернете всего за несколько месяцев сменился руганью и проклятиями, а некоторые сограждане даже стали выказывать открытое неповиновение (поджог хокима в Яккабаге, волнения в Хорезме). И власть немедленно принялась исправлять ситуацию: президент публично отрекся от сносов, свалив вину на собственных назначенцев, и предпринял ряд других шагов, которые были бы восприняты как положительные. В том числе объявил о «ликвидации» Жаслыка.

Жаслык. Фото Reuters

Жаслык. Фото Reuters

Для сравнения: после военного переворота в Судане, произошедшего в апреле этого года, все политзаключенные были освобождены НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ. Подчеркну: ВСЕ, ВО ВСЕЙ СТРАНЕ. А Мирзиёев, после своего прихода к власти, помариновал их в колониях, в том числе и Жаслыке еще год-полтора, прекрасно зная, что они невиновны. И выпускал по одному, по два «под приезды» разных иностранных делегаций и под собственные визиты за границу.

Теперь о самом Жаслыке. В президентском постановлении эта зона именуется колонией №19 МВД Республики Каракалпакстан, ранее называлась колонией № 64/71 Главного управления исполнения наказания (ГУИН) МВД РУз. Она была открыта в 1997 году и предназначалась, главным образом, для тех, кого обвиняли в причастности к запрещенным организациям и терроризму. Изначальная задумка – чтобы эти заключенные не общались с другими и не агитировали, не превращали их в экстремистов. Потом туда стали добавлять политузников, особо опасных преступников (маньяков и т.д.) и осужденных по особым заказам, как, например, бывшего директора ташкентского лакокрасочного завода Валерия Парижера.

Главной особенностью колонии стало ее расположение на Устюрте, вдали от городов, и тяжелые условия содержания: летом температура воздуха здесь достигает 50 градусов, а зимой опускается до минус 20. Доступ правозащитникам и журналистам туда был практически закрыт. Сообщалось, что заключенных здесь подвергают избиениям и издевательствам. При этом, даже во время жестоких избиений те не имели права поднимать глаза.

Reuters. Архивное фото. Периметр тюрьмы Жаслык

Периметр тюрьмы Жаслык. Фото Reuters

Но широкую известность Жаслык получил в 2002 году, когда от пыток здесь погибли двое зэков, осужденных по «религиозным» статьям. У одного из них были обнаружены ожоги по всему телу, врачи предположили, что его опустили в кипящую воду. После этого ООН направила в Узбекистан специального докладчика по пыткам Тео Ван Бовена, который после поездки заявил, что пытки в этой стране носят системный характер, а колония 64/71 должна быть закрыта. Впоследствии он предлагал отправить Ислама Каримова под суд (по его мнению, практика использования пыток в Узбекистане носила «распространенный и систематический» характер, что являлось основанием для предъявления тому обвинений).

ООН потребовала от правительства Узбекистана пересмотреть все судебные приговоры с 1995 года, вынесенные на основе признаний подсудимых, которые могли быть получены под пытками. В ответ узбекские власти перестали впускать в страну спецдокладчиков этой организации. Только в 2017 году, более чем через год после смерти Каримова, в Узбекистан был допущен докладчик структур ООН по правам человека Ахмед Шахид.

Колония получила отражение и в литературе. Мухаммад Бекжан, бывший главный редактор уже несуществующей газеты «Эрк», отсидевший в узбекских тюрьмах 18 лет, в 2018 году опубликовал книгу «Қўрқувнинг нариёғида» («По ту сторону страха»), где описывает своё пребывание в Жаслыке.


Соб. инф.