Архив новостей

Собственник отобранной работы Рембрандта обратился в суд по поводу незаконности её передачи Министерству культуры

Четверг, 01 Августа 2019

31 июля в Яшнабадском межрайонном суде по гражданским делам города Ташкента под руководством судьи Юсупова состоялось первое заседание по иску ташкентца Андрея Плужникова. В июне 2018 года узбекское следствие изъяло принадлежавшую ему графическую работу «Линия судьбы» кисти голландского художника Рембрандта ван Рейна, доставшуюся в наследство от отца. В своем обращении в суд Плужников требует привлечь к ответственности лиц, виновных в организации её незаконной передачи в Министерство культуры республики, состоявшейся в марте текущего года.

«Нам удалось выяснить, что при так называемом акте приема-передачи картины (якобы от Генпрокуратуры Минкульту) роль понятых исполнили заинтересованные люди – двое работников самой же Генпрокуратуры, - рассказывает Андрей Плужников. – Мой адвокат даже побывал дома у одного из них – прокурора Ахмаджона Юлдашева, который проживает в одном из населенных пунктов Ташобласти. Его жена всё подтвердила и снабдила номером мобильного телефона мужа. Какой был страх у него в голосе, когда адвокат позвонил ему и предложил встретиться! Почуяв неладное, Юлдашев прислал на встречу с ним другого, назвавшегося «садовником» надзорного ведомства. К слову, выступавший понятым Юлдашев трудится в 28-м отделе Генпрокуратуры, – как раз том, где принимаются решения об отъеме чужой собственности».

Та самая графическая работа, предположительно, Рембрандта. Фото министерства культуры РУз

Та самая графическая работа, предположительно, Рембрандта. Фото министерства культуры РУз

В качестве ответчика перед судом предстал некий У. Д. Намозов - сотрудник Бюро принудительного исполнения (БПИ) при Генпрокуратуре, который пояснил, что присутствует здесь лишь как представитель ведомства, а основные сотрудники, присутствовавшие при составлении акта приема-передачи экспоната в Минкульт, «в командировке».

На вопрос адвоката истца, Дмитрия Путяйкина, законно ли участие прокурорских работников в роли понятых (которыми должны быть соседи или лица «с улицы» - ред.), тот сразу же ответил: «Нет, незаконно».

По мнению правозащитников, присутствовавших на процессе, странно было слышать от сотрудника БПИ, не устававшего повторять, что они, дескать, «работают согласно закону». Однако очень многое вызывает вопросы. В частности, почему любые конфискованные вещи на сегодняшний день хранятся в складах-хранилищах главного надзорного ведомства (об этом сказал сам Намозов)? Почему Генпрокуратура не практикует официальную, под протокол, передачу конфискованного товара судоисполнителям (ныне БПИ), как это было раньше? Выходит, сотрудники прокуратуры сами выносят решение о конфискации чьего-либо имущества, сами его изымают и сами хранят.

Следующее судебное слушание назначено на 6 августа (если, конечно, на судью снова не будет оказано давления). Адвокат Путяйкин попросил судью Юсупова пригласить и тех двух прокуроров, что выступали в роли понятых. Впрочем, вряд ли они появятся в зале суда.

По словам Плужникова, у него есть все основания думать, что работы Рембрандта в Ташкенте уже нет (по некоторым данным, отсутствует она и в Музее искусств, который закрылся на реставрацию – на год). Хотя вряд ли жуликам удастся её успешно продать: она стала слишком известной.

Напомним, что Андрей Плужников с 2014 года ходит по инстанциям и судам, пытаясь вернуть принадлежащую ему графическую работу голландского художника. В 2008 году он решил ее продать, и бывший депутат парламента Камил Юлдашев предложил помочь. Юлдашев написал расписку, что обязуется информировать владельца «обо всех обстоятельствах сделки и вернуть картину по первому требованию». Внес даже залоговую сумму – 50 тысяч долларов. Однако впоследствии, узнав о возможной многомиллионной (в евро) стоимости работы, решил ее присвоить. В 2018 году она была у него изъята следователями генпрокуратуры за якобы «нарушение таможенного законодательства». Плужников считает, что за всем этим стоит руководство надзорного ведомства, а именно – генеральный прокурор Отабек Муродов, который и организовал отъем культурной ценности.

Несмотря на то, что Муродов вместе со своей многочисленной командой месяц назад уже лишился высокой должности, воз, что называется, и ныне там. Коррумпированные чиновники от надзора и правосудия не желают признавать преступный отъем недвижимости.

Владелец отобранной графической работы говорит, что в июне, сразу же после назначения нового генпрокурора, Нигматуллы Юлдашева, он одним из первых записался к нему на прием, который запланирован на 2 августа. Но, как ему сказал по секрету один из прокуроров (по телефону доверия), его «велено не допускать к главному» - похоже, история, повторяется...

Статьи по теме:

Пресс-конференция «по Рембрандту» обнажила абсурдность доводов следствия.

Графическую работу Рембрандта, отобранную у частного собственника с помощью вымышленной «спецоперации», передали в Министерство культуры.  

Исчезновение Рембрандта. Вопреки утверждениям генпрокуратуры Узбекистана, конфискованная картина в музей так и не поступила 

Андрей Плужников требует возврата картины Рембрандта и обвиняет генпрокурора Узбекистана в её присвоении.

Андрей Плужников – генпрокурору Муродову: «Верните Рембрандта, отобранного ради вашего личного обогащения».

Генпрокуратура Узбекистана отобрала у частного владельца графическую работу Рембранда.

Вновь об изъятом Рембрандте: экс-депутат Юлдашев, которого следствие назначило собственником картины, оказался судимым за хищение и подлог.

В Ташкенте начался процесс по делу о конфискации у частного владельца принадлежащей ему картины Рембранда.

Ташкентский владелец картины Рембрандта пытается обжаловать в суде ее незаконный отъем в пользу государства.


Соб. инф.