Архив новостей

Blick: «Стиральная машина для денег: Гульнара Каримова и швейцарские банки»

Вторник, 03 Сентября 2019

(Неформальный перевод с немецкого)

Швейцарская газета Blick («Взгляд») 2 сентября, к третьей годовщине смерти Ислама Каримова, опубликовала статью «Стиральная машина для денег: Гульнара Каримова и швейцарские банки» - о криминальной афере его старшей дочери, которую именовали «узбекской принцессой».

Автор публикации Андреас Валда сообщает, что к отмыванию узбекских денег были привлечены такие учреждения как Lombard Odier, CS, Mirabaud, Bordier, UBP, EFG и Vontobel. Отмечается, что дело это сложное, и до сих пор полностью не завершенное.

Итак, несколько лет назад в Швейцарии разразился крупнейший скандал с отмыванием денег, и в нем засветилась Гульнара Каримова (47 лет), старшая дочь бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова. Всё началось, когда в Женеве в 2012 году сотрудники банка Lombard Odier выявили у двух узбеков ложные полномочия доступа к учетной записи. В итоге федеральный прокурор Майкл Лаубер (53 года) блокирует несколько сотен миллионов франков в различных банках, по подозрению в отмывании денег.

В Женеве лето. Конец июня 2012 года. Молодая узбекская женщина проявляет обеспокоенность, находясь за столом банка Lombard Odier, она требует доступа к счету компании-почтового ящика из Гибралтара с кредитом в миллион долларов. Но без успеха. Ее имя не значится среди доверенных лиц. (это была помощница Каримовой Гаянэ Авакян – ред.)

Гульнара Каримова и Гаянэ Авакян

Гульнара Каримова и Гаянэ Авакян

Три дня спустя у прилавка появляются два узбека. Они притворяются менеджерами [компании] Coca-Cola Uzbekistan и тоже требуют доступа к банковскому счету, при этом становятся агрессивными, когда им отказывают - потому что у банка есть только один заявитель. Сотрудники банка проявляют подозрение и сообщают о случившемся в Бюро по расследованию случаев отмывания денег. Пять дней спустя федеральный прокурор Майкл Лаубер получает данные о нескольких сотен миллионов франков в разных банках с подозрением на отмывание денег. Через месяц предполагаемые менеджеры Coca-Cola арестованы в отеле Cornavin, что расположен на вокзале в Женеве.

Там они сняли комнату, которая позже оказалась сокровищницей доказательств. Полиция устроила им засаду и обнаружила, что они ездили по Швейцарии в бронированным внедорожнике, в сопровождении телохранителей. Это было в июле 2012 года. Начинается крупнейшее в истории Швейцарии дело об отмывании денег с расследованием, продолжившемся в 19 странах. Более 800 миллионов франков были заморожены федеральным правительством.

Автор статьи отмечает, что швейцарцы едва читали об этом в СМИ. До этого были два других крупных случая отмывания денег: бразильской Petrobras и малазийским государственным фондом 1MDB - эти скандалы доминировали в заголовках. Узбекский случай более осязаем, чем туманные структуры Petrobras и 1MDB, потому что он посвящен одному человеку, Гульнаре Каримовой, в прошлом - послу Узбекистана в отделении ООН и дочери тогдашнего правителя Ислама Каримова (он умер в 2016 году).

И эксперты по отмыванию денег задаются вопросом: как всё это было возможно?

Перемотаем ленту событий вперед, на июнь 2019 года. В течение семи лет Лаубер и его главный следователь Патрик Лэймон исключали названия участвующих «различных швейцарских банков», несмотря на многочисленные запросы прессы. Только Lombard Odier назывался [ими в этом качестве] в течение многих лет. В 2016 году в отношении него, а также против бывшего узбекского консультанта по клиенту, открыта отдельная процедура по борьбе с отмыванием денег, которая еще не завершена. Здесь действует принцип презумпции невиновности.

Даже банковский надзор, жестко борющийся с отмыванием денег, пока держится сдержанно. Ведомство не хочет сообщать газете Handelszeitung, возбудило ли оно надзорное производство в отношении вовлеченных банков и каковы результаты. Гигантские суммы были перемещены по разным направлениям между счетами швейцарских банков. Об этом свидетельствует новый уголовный приказ Федеральной прокуратуры, который вступил в силу в конце июня.

Завеса впервые была приподнята над этим огромным делом. Сообщается о приговоре [в Узбекистане] относительно ближайших сообщников Каримовой. Это ее бывший муж Рустам Мадумаров, узбекский плейбой и поп-певец. Его имя никогда не упоминалось федеральным прокурором. Он открывал счета и делал вид, что является истинным владельцем Credit Suisse, Geneva Bank Bordier и EFG в Цюрихе. Сеть также включала счета в женевском банке Mirabaud и в цюрихских филиалах UBP и Vontobel. При этом Mirabaud был основным банком для Каримовой, где она имела частный и деловой счета.

Все эти институты не хотели комментировать дело по уголовному запросу. Они подчеркивали, что всегда соблюдали швейцарские правила борьбы с отмыванием денег.

Действительно, строгие правила государства применяются к швейцарским банкам в части политически значимых клиентов. Каждая крупная сделка такого клиента должна была быть одобрена членом исполнительного совета. Также этот статус должен ежегодно проверяться вышестоящим начальством. Тем не менее, часть денег оказалась на счетах Каримовой в Mirabaud. Таким образом, частный банк видел, сколько денег и от какой из прикрывающих компаний было потрачено, тем не менее, женевские банкиры ничего не заметили.

Каримова заявила на допросе в 2016 году в Федеральной прокуратуре Узбекистана, что ее статус посла позволял ей «вести дела с комфортом». Ее 20-миллионная вилла в Колоньи и гостиничные номера являются частью личной инфраструктуры. При этом ее замужество было частью мошеннической схемы: в 2008 году у Каримовой был подписанный брачный контракт. Месяц спустя, кажется, имел место развод.

Контракт предусматривает для этого случая долг Мадумарова перед его бывшей женой в размере 98 млн. долларов. Поэтому он переводит деньги на ее счет в Mirabaud. Поэтому данная сделка по отмыванию денег на первый взгляд прошла легко. Приказ Федеральной прокуратуры против ее бывшего мужа - это только начало процесса. В дальнейшем имели места ордеры в отношении Каримовой и еще четырех подозреваемых.

Между тем нет ясности с телекоммуникационными компаниями. Например, за пять лет до объявления отмывания денег банком Lombard Odier американские дипломаты заметили суматоху Каримовой и ее сообщников в Узбекистане. Это видно из отчетов американских атташе, опубликованных в период с декабря 2010 года по весну 2011 года на Wikileaks, и с тех пор ставших известными. Это означает, что они также были доступны для ознакомления риск-менеджеров банка.

Например, 13 апреля 2007 года американский дипломат Джон Пурнелл телеграфировал из Ташкента в Вашингтон, что Каримова оказала свое влияние, вынудив американскую телекоммуникационную компанию продать свою узбекскую дочернюю структуру. Рычагом давления является близкое к ней узбекское ведомство по надзору в сфере телекоммуникации, которое грозит отзывом лицензии. Тот, кто хочет купить компанию, должен «косвенно договариваться с дочерью президента».

Один из их сообщников, упомянутый в отчетах, смог открыть несколько счетов в банке Lombard Odier. В то время первые 300 млн. франков возвратных денег проходили через Женеву. Лицензии на мобильную связь были предоставлены шведской и российской телекоммуникационной компании, базирующейся в Нидерландах. За это они отблагодарили дочь президента: полугосударственная шведская Teliasonera в период с 2007 по 2010 год дала взятку в 330 млн. швейцарских франков офшорным компаниям Каримовой; а российско-голландский Vimpelcom за шесть лет заплатил 114 млн. франков.

Поэтому в Швеции компания Телиасонера два года назад была приговорена к штрафу в 1 млрд. долларов; Вымпелком, торгующий акциями на бирже в США, заплатил 835 млн. долларов в качестве штрафа. Сколько денег из откатов вернется в Узбекистан пока неясно. Федеральное правительство ведет переговоры об условиях возврата. В качестве штрафа власти конфисковали 78 млн. долларов у Lombard Odier, 50 млн. долларов у Bordier и 3 млн. у Credit Suisse. Решение в отношении еще 550 млн. долларов пока не принято.

Кстати, предполагаемые менеджеры Coca-Cola, арестованные в отеле Cornavin в 2012 году, были освобождены после нескольких месяцев содержания под стражей, а затем задержаны узбекскими полицейскими. Они работали на офис Coca-Cola. Соучастником была помощница Каримовой, которая 25 июня 2012 года у стойки Lombard Odier требовала доступа к банковской учетной записи. Затем ее снова увидели семь дней спустя на показе мод в Женеве. На фотографии из этого события, которая попала в прессу, вы можете видеть, как она с тревогой смотрит на свой телефон, а Каримова сидит рядом с ней и лучится [радостью].

Ничего не известно о местонахождении её помощника. Мадумаров находится в тюрьме в Узбекистане уже 4 года. Сама Каримова ждет очередного осуждения.


Перевод Алишера Таксанова