Узметроном: «Алло, вас слушают»

Понедельник, 30 Марта 2020

25 марта редакция получила копию письма, адресованного президенту Узбекистана, с просьбой не подписывать изменения и дополнения в законы «Об оперативно-розыскной деятельности», «О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов» и Уголовно-процессуальный кодекс. Причина – в них содержится введение контроля переговоров адвоката, передачи сообщений и данных, осуществляемых с телефонов и других телекоммуникационных устройств, санкционируемого прокурором.

Известно, что Олий Мажлис одобрил и утвердил изменения и дополнения, невзирая на то, что председатель Палаты адвокатов А.Эрназаров был категорически против них.

Пресс-служба Генеральной прокуратуры пояснила, что действующим законодательством предусмотрено прослушивание телефонных переговоров адвоката, осуществляемое с санкции прокурора, а вносимые изменения всего лишь приводят законодательство, регулирующее деятельность адвокатуры, в соответствие с законом «Об оперативно-розыскной деятельности». В связи с чем, нет каких-либо оснований опасаться за деятельность адвокатов.

Меня ничуть не удивила ни позиция парламента, проигнорировавшего мнение Палаты адвокатов, ни отношение Генеральной прокуратуры к адвокатуре. По профессиональной привычке я ознакомился с законодательством, регулирующим деятельность адвокатуры. Судите сами.

В статье 9 закона «Об адвокатуре» есть понятие адвокатской тайны. Предметом её является сам факт обращения доверителя (подзащитного) к помощи адвоката. Плюс – вопросы, по которым доверитель (подзащитный) обратился за помощью, суть консультаций, советов и разъяснений, полученных доверителем (подзащитным) от адвоката, а также все иные сведения, касающиеся содержания бесед адвоката с доверителем (подзащитным).

Адвокату, и техническим работникам адвокатских формирований запрещается разглашать сведения, составляющие предмет адвокатской тайны. Статья 10 запрещает требовать от адвокатов и от технических работников адвокатских объединений каких-либо сведений, полученных при исполнении профессиональных обязанностей. Адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя, не могут быть изъяты или подвергнуты досмотру адвокатские производства (досье), документы, полученные в связи с осуществлением профессиональных обязанностей.

Статья 9 закона «О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов» гарантирует, что задержанному, обвиняемому, подсудимому и осужденному должны быть обеспечены необходимые условия для беспрепятственной и конфиденциальной встречи и консультации с адвокатом.

То есть, адвокатская тайна - это тайна за семью печатями, которой ведают только лицо, обратившееся к адвокату, и сам адвокат. И главное - никто, ни под каким предлогом не вправе требовать разглашения этой тайны.

По закону - да. Но на практике, оказывается, разговоры адвоката можно прослушать. Санкция прокурора для правоохранительных органов – элементарная формальность, которую всегда легко соблюсти. Приехали, если коротко.

Впрочем, чему удивляться? Если бы адвокатская тайна действительно была тайной за семью печатями, как прописано в законе, то брать отдельную расписку о неразглашении с адвокатов, участвующих в закрытых уголовных процессах, было бы излишним.

На мой взгляд, государство тщательно бережёт только свои тайны (статья 162 в Уголовном кодексе). Государственные тайны - одно, а тайны простых граждан - совершенно другое. Полагаю, не лучше ситуация с сохранностью и других тайн - банковской, врачебной и иных, касающихся рядовых граждан.

Источник – Uzmetronom.com


Анвар Назимов