Алишер Таксанов: «Нацгвардия получила полномочия прослушивать телефонные переговоры адвокатов»

Воскресенье, 29 Марта 2020

Похоже, пока весь мир трясет пандемия, в Узбекистане под шумок решили провести несколько законодательных актов, надеясь, что народ не особо обратит внимание на это. В частности, сенаторы, облачившись в маски, приняли изменения и дополнения в законы «Об оперативно-розыскной деятельности» и «О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов», а также в Уголовно-процессуальный кодекс. А там есть то, о чем следует призадуматься...

Во-первых, они расширили полномочия Национальной гвардии, превращая ее в серьезного правокарательного монстра. Следует отметить, что во многих странах нацгвардия - это территориальные полицейские формирования по поддержке общественного правопорядка и борьбы с терроризмом, бандформированиями, то есть выполняющие функцию жандармерии, внутренних войск. Однако сенаторы позволили им теперь вести оперативно-розыскную деятельность, включая проверку содержимых компьютеров и телефонов частных лиц, прослушку переговоров, осуществления следственных мероприятий, что, в принципе, не их прерогатива.

То есть возникает альтернативная служба, которая переключает на себя функции территориальных управлений МВД, но при этом является по силе армейской группировкой, обладающей вооружением из Минобороны. И нацгвардия проникает во все сферы политической активности граждан и организаций.

Это делается не зря. Возможно, в противоборстве МВД-СНБ появляется третий игрок, который вносит нестабильность в эти отношения, и Национальная гвардия может рассматриваться как сила, противостоящая угрозу путча/военного переворота, а ведь такую возможность нельзя снимать. Ведь СГБ отодвинули от «кормушки», и там зреет недовольство тех, кто раньше хорошо грел руки на нелегальных финансовых и торговых операциях, контролировал бизнес и распил госбюджета. С другой стороны, это кнут для оппозиции и политических активистов. Ведь опыт борьбы с ними у гвардейцев имеется. Следует вспомнить, что возглавил это подразделение замминистра МВД Рустам Джураев.

Во-вторых, адвокаты уже по определению могут рассматриваться как соучастники преступления, лишь потому что они в контакте с обвиняемыми. Нацгвардия получила полномочия прослушивать телефонные переговоры лиц, имеющих адвокатскую лицензию. Почему не врачей, учителей, химиков или энергетиков - представителей обычных профессий? Почему не прокуроров, гэбистов или налоговиков, хокимов и министров, которые больше повержены коррупции? - спросите вы.

Адвокаты по своей профессии призваны защищать обвиняемых, выискивать правду, ограждать своих клиентов от фабрикованных дел со стороны правокарательных органов. То есть они неудобны власти. Раньше адвокаты были передаточными звеньями между арестованными и следователями, подсудимыми и судьями, а теперь они заявили, что от прежней практики следует отказаться. Они стали требовать равенства в судебном разбирательстве и права встречи с клиентом без какого-либо разрешения со стороны следователей, допуска к материалам обвинения и следствия, права проведения своего расследования. Это нормальная практика демократических стран.

Но в Узбекистане на это смотрят иначе. Это пугает власть. Ведь тогда фальсификация станет трудноосуществимой, из подсудимого не выбьешь бабки. И поэтому решили осуществить превентивные меры. Причем прослушивать не только разговоры о делах клиента, но и частные, семейные, интимные переговоры, и на всё это прокурор с радостью даст разрешение. То есть приравнивать адвоката как соучастника.

Все эти изменения вызывают определенную озабоченность, и опять возникает вопрос: чего нам ждать от государства?

Источник


Алишер Таксанов