13 декабря 1917 года (26 декабря по старому стилю) в Ташкенте состоялась первая и, пожалуй, самая массовая в его истории манифестация, в которой, по оценкам современников, приняли участие около 150-200 тысяч человек, - как представители мусульманского населения, так и русские противники захватившей власть коалиции социалистов, состоящей из большевиков и левых эсеров. Начавшись в «старом городе», демонстрация дошла до ташкентского сквера в центре нового, европейского города, где произошел митинг в поддержку Туркестанской автономии, недавно провозглашенной в Коканде, а также за равноправное представительство мусульман в органах власти.

27 января в мире отметили Международный день памяти жертв Холокоста – целенаправленного истребления евреев режимом нацистской Германии. Не забывают об этой скорбной дате и в Узбекистане, где нашли прибежище десятки тысяч евреев, спасшихся от уничтожения в Европе и европейской части СССР. В музее ташкентской ашкеназской синагоги хранится письмо майора Красной Армии Фёдора Трофимова своей супруге Зельде Михлиной, отправленное в Ташкент из Эстонии, и несколько приложенных к нему фотографий. В письме он описывает впечатления от посещения лагеря смерти «Клоога». (Мы исправили описки, местами расставили знаки препинания и разбили текст на абзацы). 

В декабре 1917 года, после внесудебной расправы над арестованным генеральным комиссаром Туркестанского края, генералом Павлом Коровиченко, в Ташкенте состоялся важный судебный процесс: захватившие власть представители коалиции социалистов провели суд над графом Георгием Доррером, помощником убитого управителя региона. Процесс был важен для них с политической точки зрения: путчисты хотели показать, что в произошедшем кровопролитии (только сторонники советов потеряли 79 человек, включая женщин и детей, в основном, погибших от огня артиллерии) виноваты члены свергнутого ими краевого правительства, за что они и должны быть наказаны. 

В конце 1917 года в Ташкенте был убит 43-летний генерал Павел Коровиченко, за месяц до этого назначенный Александром Керенским, председателем Временного правительства Российской Республики, генеральным комиссаром в Туркестанском крае. В состав этого крупного административного образования в то время входила большая часть территории нынешнего Узбекистана (кроме Хивинского ханства и Бухарского эмирата), весь современный Туркменистан и значительная часть Казахстана, вплоть до озера Балхаш. «Коровиченко, как лицо, назначенное мною, который был уполномоченным Временного Правительства, являлся уполномоченным от меня. Ему там в мое отсутствие принадлежала вся полнота власти», - вспоминал позже Керенский. 

Продолжаем публикации об антисоветском восстании в Ташкенте в январе 1919 года под руководством 23-летнего Константина Осипова. Представленные ниже документы найдены нами в Российском государственном архиве социально-политической истории, в Москве. В них в частности, описывается «суд» над кассиром банка, который выдал отступающим повстанцам деньги и ценности. Фредерик Бейли в своих воспоминаниях отмечал, что позже он был расстрелян, хотя трудно представить, как бы он мог этого не сделать. Упоминается также председатель революционного трибунала Лепа, которого тот же Бейли характеризовал как мошенника и писал, что тот «был пойман на грабеже собственности своих жертв, отдан под суд, был признан виновным и приговорен к трем месяцам поражения в гражданских правах». В публикуемых текстах исправлены явные ошибки и описки, расставлены знаки препинания, а ряд слов, написанных заглавными буквами, переписан строчными. 

Тридцать лет прошло после февральских погромов в Душанбе, ставших своеобразной прелюдией к началу гражданской войны в Таджикистане – самом кровавом конфликте в постсоветской Средней Азии, унесшем жизни десятков тысяч человек и отбросившем страну далеко назад. 

Продолжаем публикацию документов о кровопролитных событиях в Ташкенте, связанных с попыткой антисоветского переворота под руководством 23-летнего военного комиссара Туркестанской Советской Республики (ТСР) Константина Осипова. В этот раз перед вами печатавшийся частями, в нескольких номерах газеты «Голос Самарканда», стенографический отчет объединенного заседания исполнительного комитета Самаркандской области, представителей профсоюзов и Красной армии, состоявшегося 25 января 1919 года.

Предлагаем вашему вниманию очередную серию газетных заметок и сообщений, посвященных антибольшевистскому восстанию января 1919 года, которое возглавил 23-летний комиссар по военным делам Туркестанской Советской Республики Константин Осипов. Заявленной целью восставших был созыв Учредительного собрания, противостоявшие им большевики и левые социалисты-революционеры (эсеры) предпринимали усилия по сохранению советской власти, то есть власти, принадлежащей только этим двум партиям.

Продолжаем публикацию материалов, посвященных вооруженному выступлению против коалиции большевиков и левых эсеров, в октябре 1917-го захватившей в Туркестанском крае государственную власть и установившей режим беззакония и террора. Перед вами – опубликованные в газете «Голос Самарканда» расшифровки телеграфных переговоров между советскими руководителями двух городов.

19 января 1919 года в Ташкенте произошло вооруженное выступление против установившегося режима (мятеж против победивших мятежников), отличительной особенностью которого стало то, что двумя из его главных руководителей были влиятельные и авторитетные большевики, а подавить его удалось только благодаря решительным действиям левых эсеров. В последующем в советской историографии это обстоятельство без зазрений совести было перевернуто с ног на голову: утверждалось, что путч ликвидировали большевики, а эсеры им злонамеренно мешали; в лучшем случае их роль замалчивалась. Но гораздо важнее другое: повстанцы выступили под лозунгами созыва Учредительного собрания, представляющего весь народ, а не только две партии социалистов.

19 января исполняется сто лет со дня вооруженного антисоветского выступления под руководством Константина Осипова, эпилогом которого стали самые кровавые события в истории Ташкента за несколько последних столетий.